?

Log in

#ОкупайТесакофиляй






Ночь, лекция, моча, бутылка,

Наполовину полон зал.

Тесак доказывает пылко:

Все это сок! Никто не ссал!

Такой позор не смоешь словом,

Зашквара не сорвать печать.

Соврешь? Нет смысла - будут снова

Бутылка, лекция, моча.
3 января 1919 года в латвийском городе Рига, происходит мощнейшая стачка рабочих, которую видел латвийский город разве что в 1905 и в столицу входят части латышских стрелков и РККА вместе с рабочими отрядами, организованным региональными комитетами, в ходе чего была провозглашена Латвийская Социалистическая Советская Республика. Органом общественного управления выступает Конгресс советов рабочих депутатов объединённой Латвии, во главе с выбранным председателем Петром Стучкой. 13-15 числа того же месяца происходит первый съезд Советов объединённой Латвии, над которой Советы вновь заняли контроль. На съезде выступал Я. М. Свердлов. Съезд утвердил правительство Советской Латвии: председатель Петер Стучка, члены правительства: Давид Бейка, Янис Берзиньш-Зиемелис, Юлий Данишевский, Рудольф Эндруп, Отто Карклиньш, Карлис Крастинь, Янис Ленцманис, Карлис Петерсонс, Фрицис Розинь, Янис Шелф-Яунзнм.
Так же, наша редакция, вернувшаяся с отпуска, поздравляет вас с наступившим 2013 годом и желает побольше стачек и меньше боновских налётов на ваши марксистские кружки и анархо сборы.

Дань памяти

В буржуазной республике, в которой дата 7 ноября  не пользуется существенной поддержкой ( ровно как и первое мая ), а суть исторического события "закономерно" в духе буржуазного фетишизма и подмены понятий затушёвывается, обыватель невзирая на ухудшение социально-экономического положения, также мало  заинтересован в годовщине Октябрьской Революции, более предпочитая "праздновать" дату основания буржуазной Латвийской республики 11 днями позже, 18 числа того же месяца. Тем не менее - сознательность всегда обязана присутствовать в массах - и вот, в парке Революции 1905 года,  участники леворадикальной организации Союза Революционных Социалистов а также их сторонники, развернули в дань памяти свержения в Петрограде буржуазного империалистического правительства Красное Знамя. Мероприятие не назовёшь митингом, поскольку более имеет характер символический. Что, однако в Латвии - территории заставшей Гражданскую Войну на территории бывшей российской имперской тюрьмы народов, выглядит признаком потери классовой нравственности - ведь именно Исполнительный Комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов  первым провозгласил независимимую Латвию. Также, помимо исторической сути, активисты СРС вместе со своими сторонниками подали критике мифы о "среднем классе" и прочих лозунгов "социального партнёрства".  "Матросы-анархисты 95 лет назад, в неразвитой, аграрной, отсталой, полуфеодальной России дали подобным лозунгам сотрудничества угнетаемых и угнетателей ответ залпом и штурмом. Технологический 21 век должен ещё более активно сломить классовые противоречия в обществе" - отмечали собравшиеся.

http://s018.radikal.ru/i512/1211/8a/2b5d733c0f4f.jpg

Пресс-служба СРС-Латвия

95 годовщина Октября

07.11.1917 – рабы не мы

07.11.2012- рабы немы

 Уменьшить

Дата величайшего, расколовшего пополам буржуазный 20 век, исторического события, произошедшая ровно 95 лет назад – Великая Октябрьская Социалистическая Революция,  сегодня всячески дискредитируется идеологическим руслом пропаганды мирового капитала – империалистические правительства, особенно – стран СНГ и их глашатаи, обслуживающие классовые интересы нефте-газовых корпоративных хозяев, страются всячески затмить это грандиозное событие в истории всего прогрессивного трудящегося человечества. Применяя со скорой руки термины, называя вскипевший Петроград 25 октября по старому стилю - «октябрьским переворотом», марионетки, обслуживающие интересы диктатуры мирового накопительства принимают меры идеологической мифологии , подмены понятий в целях затушевания понимания роли собственной необходимости в участии классовой борьбы миллионов работников интеллектуального и физического труда, поднимая на щит лозунги «социального партнёрства» - но ведь, в ещё более отсталой, нежели, чем даже сейчас России начала 20 века, массы отчётливо дали понять, что не желают иметь никаких средств и методов контактирования с классовыми врагами – угнетателями, кроме попирательного. Солдаты на восточных фронтах опустили прицелы со своих братьев по классу из Европы и перевели на собственного угнетателя; крестьянский бедняцко-батрацкий дух сельских бунтов экспроприировал землю у помещиков и хозячиков; рабочие, осознав свою роль как класс в перспективе развития и деградации производительных сил и превращении в разрушительные, встали у ключевых процессов самоорганизации, основания органов собственной общественной власти прямо у станков, в виде фабрично-заводских комитетов и рупора всей Русской Революции 1917-1923 – Петроградского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Именно он, волей трудящихся, на чьей памяти была «генеральная репетиция» 1905 года, запечатлевших раздражительные гримасы царизма, опрокинул теорию воображаемого «социального партнёрства» между угнетаемым и угнетателем. Осенним холодным вечером, 25 октября по старому стилю 1917 года в Петрограде – собранными в кулак борьбы классов – волею Петросовета – избирательного органа, силами Красной Гвардии – вооружённых рабочих стачечных бригад и действиями матросов-анархистов в связке с левыми эсерами, максималистами, анархическими профсоюзами и Чёрной Гвардией, последний оплот в охваченной революцией России власти правящих классов – Временного Правительства, покрылся одной сквозной трещиной и вмиг обвалился, до самого фундамента тысячелетней российской деспотии.

Нельзя само собой, не отметить размежевания воли масс и воли новых перерождений в обществе – как например, создание регулярной РККА заместо пролетарских отрдов Красной Гвардии и устранения фабзавкомов, что говорило о классовых противоречиях в обществе, перерождении Русской Революции, что позже в полной мере отразилось на событиях 1918-1921 и привело к сталищине со всем вытекавшим.

В любом случае исторической перспективы, современные буржуазные корпоративистские либерало-фашистские режимы будут всячески дискредитировать память об самоорганизации трудящихся, чем больше напевая песни про «свободные демократические республик» - тем более в действительности подавлять волю своих же угнетённых народов под пятой транснационального корпоративного капитала. Сегодняшние пенитенциарные меры «урегулирования» и «борьбы с экстримизмом» подразумевают ничто иное, как подчинение угнетённых народов стран Третьего мира крупным монополиям. В годы той самой Революции, имя которой пытаются сегодня оклеветать певуны от «хозяев жизни», угнетённые  народы, этносы не распрощавшись с традиционными формами общественного уклада-  подняли знамёна, ибо где нет свободы классовой – нет и свободы народов. В Украине знамя свободы подняла вольная республика Гуляй-поле -  анархическая вольница заместо «Центральной Рады» националистов, а также подняла голову «этнически-ориентированная» про-большевистская интеллигенция ( включая «национал-комунистов»); в тогдашней Латвии, рабочие стачечники и батраки в Советах подняли лозунги Совета рабочего заместо марионеточного буржуазного т.н «Народного совета»; На Кавказе Асламбек Шерипов активно участвовал в организации рабочих советов, борясь с ошеломлённой шовинистской великодержавной белогвардейщиной – и так перечислять можно до бесконечности, ибо мина национального недовольства взорвалась под колёсами «могущественной русской государственности». И так же сегодня – народы всего мира – от горящей огнями Греции до рабочих ЮАРа и Южной Кореи не желают платить за кризис правящих классов, обращаясь к коллективистским классовым началам, сохранившихся сквозь редуцирующую всё живое в интересах «прибальности» капиталистическую формацию из этнических стародавних бытов.

Мировая олигархия в унисон с национальной буржуазией поют в одном хоре про «средний класс», в полном антинаучном абсурде, в обход всех закономерностей классовой механики общества, сливая в единый «класс» воротил бизнеса и наёмных работников интеллектуального труда, зачастую попадающих под капиталистические сокращения в целях урегулирования схемы расходов бюджета. Мы же, на полном серьёзе заявим –  средний класс есть выдумка из оперы «социального партнёрства» под всё тем же двуглавым имперским орлом - а социальное партнёрство ещё 95 лет назад кронштадтские революционные матросы в Зимнем за власть советскую да мать анархию, искололи без сожаления штыками.

Мир – Народам!

Война – Империям!

Единство – Трудящимся!

Власть – Советам!

Пулю – Фашизму!

Крах – Банкам!        

Союз Революционных Социалистов (Латвия), ПЛАН-Б (партия латвийских автономных нацболов)

Самую малость об соседней  РФ.

В самом предверии сборища малолетних зигамётов, хоругвеносцев-козаков, аццких "НС" и просто отпетого бонья, опубликуем обывателю для ознакомления крактий материал,каков он есть - контингент  т.н "Русского Марша"

http://www.youtube.com/watch?v=h4J7bpZyoOo

File:LSPR ģērbonis.png



Латвия.... что сегодня ассоциируется с этим словом у среднестатистической трудовой единицы от СНГ до атлантики? Как правило, автоматически приходят на ум марши легионеров Ваффен СС а также их профанов, организующих  воспитательные программы в нацистских униформах в детских садах , Статуя Свободы, она же – «Милда», глядящая на макдональдс, постановочные сцены скандалов изнутри Сейма , куда же без заветных шпротов и о да, языкового вопроса вместе со всеми референдумами. Мимолётно, влетают в память осколки исторических событий, таких уже всем столь известными и знакомыми, но почему-то продолжающими резать слух словами «депоратция» и «оккупация».

Вкратце, позиции «латышских» и «русских» сторон.

Первая – « Мы - латыши, это наше национальное государство и говорить тут будут так, как хотим этого мы. Мы не против русских, но мы против нелояльных и вообще, Гитлер хоть и стремился уничтожить балтов, но легионеры – герои! Латвию – латышам, смерть оккупантам!!!111»

Вторая – « Латыши дебилы, русским быть  гос. языком и вообще, Путин  и Россия за нас, дидывоивале бабкепомогале, славарассее!!!111»

Но это есть - пост-модерновый 21 век на берегах балтийских вод.

Но вернёмся всё же к началу 20 столетия, этого, принёсшего в Европу целый спиритический ритуальный сеанс по вызову того самого, предвестника  рога изобилия – призрака коммунизма. Много ли кто, в том числе проходивший историю Латвии в латвийских же образовательных учреждениях, знающий историю оной в абстрактной схеме от немецких крестоносцев, через польско-литовских помещиков, шведских феодалов и российской муштры с якобы восторжествовавшим в после Февраля в России, торжеству ... о, небеса – демократии (причём, той самой – западной, с парламентном) вообще что либо слышали или хотя бы мог подойти критически к тому, что происходило во времена столь рокового для двух противоборствующих классов, здесь, на территории современной Латвийской Республики.

Итак, Первая Империалистическая принесла нам предвиденный с позиций диалектики вариант – почти синхронное образование нац. государств, торжество либеральной теории права наций на самопредление, из-за чего европейская карта пополняется ранее не виданными, либо же – виданными, но это было давно и неправда, государствами. В перечень этих государств, на осколках Российской Империи, появляется и Латвия, с немаломерно накаленной пассионарной обстановкой – ибо угнетённая различными империями на протяжении 7 веков народность почуствовала дуновения ветров свободы!

В общих итогах – всем осточертело воевать, солдаты, значит братаются, угнетённые народы поднимают на щиты сепаратистские лозунги, имперасты оставляют испражнённые глинянные строительне материалы, устраивая час от часу еврейские погромы, фабрики дают перепроизводство. Латвия идёт, казалось бы, по стадии буржуазно-демократического периода и национальной революции – в 1917 , в декабре месяце, в своё время примкнувший к кадетам, депутат сперва I Государственной Думы, а потом и Временного Правительства в тогда ещё Курляндской области, Янис Чаксте, занимается организацией Латвийского Временного Национального Совета в городе Валка, через пару лет провозглашённый первым президентом Латвии; и будущий диктатор Карлис Улманис, несколько ранее – в сентябре месяце того же года – принимает участие в основании «Демократического Блока», совместно с ещё рядом буржуазных партий, уже в Риге. Итак, вот буржуазно-демократические органы власти есть, значит, со всеми парламентами ( а точнее – Народным Советом ), и  согласно современным учебникам по истории, 18 ноября 1918 года Латвия появляется как независимое государство. Да, пока ситуация не очень – мы не легитимны, денег и армии нет, президент выбран ибо был единственный в своё списке, , хоть  мы и независимы но с немцами всё же лучше организовать ланденсвер против идущих с востока частей РККА под командованием Вациетиса – латыша, идущего за оккупационной операцией против свободной Латвии. Всё  это можно в полной мере узреть в строчках латвийских учебников по-истории.

Так, подождите, стоп! 18 ноября и только 1918 года, значит, Латвия была признана впервые... Слишком поздно, товарищи про-ЕС-овские буржуазные пропагандоны, поздновато!

Не нужно обладать широко развитой эрудицией, дабы не заметить, что латвийские учебники по истории явно темнят – историю то ведь «победители» пишут.  А куда, спрашивается, делись такие интересные вещи про то, что во время провозглашения Народного Совета, 17 ноябя 1918, в Риге произошло собрание рабочих и служащих?

А то, что в том же году, и даже раньше, причём, едва ли не на целый год, и в том же городе, что и Временный Нац. Совет появляется, организованное теми же рабочими и служащими столь незаурядное и явно пахнущее неприятностями с т.з буржуазного представления об обществе, общественное-территориальное образование, которое именует себя Исполнительным комитетом Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии. С позиций обывателя, сам факт звучит обыденно – но вот ШОК! В тот же день образования – 6 января 1918 года Исполнительных комитет рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии, сокращённо – Исколат, принимает ... ДЕКЛАРАЦИЮ О НЕЗАВИСИМОСТИ ЛАТВИИ! Ведь как так – правящие классы латвийскому обывателю чёрным по белому написали, что вовсе нет, независимость Латвии дали Чаксте и Улманис! И ладно, ещё бы, если это произошло уже после образования Народного Совета и провозглашения Латвийской республики – но никак не после, что вы!
File:Iskolata karogs.png

Народный Совет, о чём указывают даже сами написанные под диктовку правящего класса учебники по истории в образовательных заведениях всех степеней, НЕ ИМЕЛ ЛЕГИТИМНОСТИ! Т.е это было самопровозглашённое правительство, выражаясь умеренно, а побыв хотя бы немного леворадикалом, мы сразу же отметим – это правительство, установленное в ходе имплантирования механизмов буржуазной демократии в только избавившееся от царских империалистических оков общество. И ведь не поспоришь, классовое бытие в такой мере отразило классовое сознание, что прямым текстом – в  Сатверсме ( в переводе в латышского – Учредительного Собрания, о да, знакомый слог!) которое в Латвийской Республике есть законодательный орган до сегодняшнего дня, написанной уже несколькими годами после Гражданской войны в Латвии, с основным автором – первым президентом Чаксте, писалось и про НЕотзываемость депутата, и про отсуствие реальных условий для контролирования выборных государственных лиц, и, что неменее гласящий пункт – это отсутствие криминальной ответственности у выбранных депутатов! Де-юре – налицо все говорящие пряники буржуазной «демократии» с правом у этого «демоса» каждые 4 года выбирать себе новых хозяев!

И завопит же латвиешу патриотс – дескать, Исколат ваш был оккупантским большевистским орудием по внедрению своего влияния в демократическую независимую Латвию, а ваши прямая демократия и коммунизм – есть выдумки, а лучше правительства «демократического» никто ещё ничего и не придумал. К последнему пункту и его разбору, в ходе нашего анализа мы ещё придём ( правда, считал ли, выражаясь словами политологов «политический класс» вышепредставленные идеи утопичными, в условиях процветающего со времён немецких баронов и российских чиновников с идущим в ногу ростом батрачества на селе и концентрации пролетариата в промышленных городах к 20 столетию – то спроси бы у них, наверняка, патриотизм и настроения самой же «нации» очередной раз разошлись по углам классовых интересов, не пересекающимися не под каким флагом и названием) , но простите, какие ещё оккупанты? И действительно ли, обслуживающих интересы РСФСР? Давайте, снова нырнём в те исторические реалии, которые правящий класс писать не велел и  проследим за реальной деятельностью.

Как известно, Совет в понимании этого слова с левых позиций – означает выборный орган власти на местах с возможностью контролирования и сменяемости делегата. Следовательно, данная социальная синтагма гораздо более демократичная, чем «Народный Совет» и буржуазно-парламентская система вообще. На действиях Исколата это отразилось в полной мере – первым делом, пользуясь собственными функциями,  незамедлительно, в условиях оккупации немецкими воисками, новоявленный формы рабочей и крестьянской самоорганизации принялись за уничтожение органов Временного правительства. Немедленным ходом, Исколат , при своём председателе, сперва Карклине, а потом, после захвата немцами в сентябре Риги - Фрицисе Розиньше, принимал декреты о рабочем контроле, земле и мире и что, ключевой момент – создании Красной Гвардии – вооружённых региональных формирований, основывающихся по территориальном и промышленному принципу, в основе которых лежит совещательность в мирное время и выборность командиров. Именно этот ключевой момент, что резко отличит воиска Исколата от, как нам предпоносит исторический индетерминизм от класса олигархии, воиск «демократической» Латвии, которые толковым образом возникнут явно позже, во время вторжений частей РККА в Ригу – есть возможность самих же солдат, выбирать начальство, как и в моменте экономического урегулирования и социальной жизни – где живущий на своей земле рабочий и батрак выбирали и контролировали делегата, т.е ЯВЛЯЛИСЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ хозяевами своей судьбы, пока «Народный Совет» класса имущих, продолжал выстраивать схемы криминальной неприконовенности парламентария.

Спрашивается, причём тут РСФСР и РККА ( которая к тому моменту ДАЖЕ НЕ ПОЯВИЛАСЬ), если все вопросы политического и экономического урегулирования решались на местах?

Не будем темнить – исколат отослал телеграмму в СНК РСФСР для признания в на политическом уровне, но к действиям принялся немедленно и Совет постановил установить связь с советами Латгалии для решения вопроса об объединение советов и создания единой Советской Латвии. Таким образом, самоорганизованные территориально-промышленные ячейки взяли под контроль территории Латвии, не оккупированных к тому моменту немцами – какова же будет политика «истинно-демократического правительства» к немецким империалистическим захватническим кайзеровским полкам – вполне известное. ( заодно – вот латвийским патриотам, и пища для рассуждения о том, что и почём демократичнее, да действительно «оккупантское» )

Однако, следует заметить, что для Исколата 1918 год оказался переломным – в феврале 1918, в результате «брестских мирных переговоров»  немецкие воиска поголовно заняли латвийскую территорию, и Республика исколата прекратила своё существование, за время которого, через ВРК регулировал советскую власть в Валмиере, Цесисе, Валке,  в периодах съездов Советов.

Однако, ответ не заствляет себя долго ждать.

23 ноября 1918 года войска Красной Армии и латышские красные стрелки пересекли границу оккупированной германскими войсками Латвии и освободили Зилупе.

Власть рабочих, теперь ещё и в виде стихийных стачек, возвращается?

Впрочем, здесь, акцентируясь на том, что границу Латвии ПЕРЕСЕКЛИ, и сделала это уже не территориально-промышленная Красная Гвардия, а регулярная армия РККА, подчинявшаяся военомору Троцкому и Ленину, давших приказ командиру Вациетису «встать на защиту советской Латвии», и вообще на том моменте, что имено Брестский мир, заключенный РСФСР содействовал упадку Республику Исколата, но тем не менее, следует признать что пролетарская сущность конфронтации никуда не исчезала, ведь именно рабочие Риги, и даже не ЦК социал-демократов, произнесли :

: „На место Народного Совета имущих классов мы выдвигаем свой Рабочий Совет. Только Совет рабочих депутатов Латвии имеет право решать судьбу Латвии! ” . Именно так и не иначе, гласила стачка рабочих в Риге 23 декабря 1918 года! Новоявленный латвийский пролетариат не оказывал сколько-нибудь явной поддержки ориентированного в интеграцию в мировой империализм эксплуататорского класса.

Белый террор немецких захватнических воиск не изжил самоорганованные начала в рабочих и батраках – пусть характер РККА к тому моменту носил характер регулярной армии, однако в освобождённых Лудзе, Валмиере и Цесисе рабочие и батраки интенсивных образом запоняли нишу политической низовой массовой активности, учреждая органы регионального комитетного самоуправления, что при кайзеровских воисках выглядело невероятным.

7 декабря Красная Армия и латышские красные стрелки перешли границу на севере Видземе и освободили Алуксне. Одновременно перешли границу воины Красной Армии и на юге Латгалии. 9 декабря они освободили Даугавпилс и продолжали наступление вдоль реки Даугава.

И в тот же день, первая латвийская буржуазная « свободная демократия» и распахнула свои крылья - 7 декабря Временному правительству удалось достичь соглашения с представителем Германии генералом А. Виннигом об организации вооружённых сил из числа местного населения. Создаваемые вооружённые формирования было решено назвать ландесвером. Соглашением предусматривалось формирование 26 рот (17 латышских, 7 немецких и 1 русской). Данный военный политический пакт лишний раз подтвердил единство мировой буржуазии в борьбе против восставших пролетарских этносов.

 

По мере приближения частей РККА и нарастания рабочих стачек в Риги, «Народный Совет» готовился к эвакуации к западным берегам Балтийского моря, через Елгаву в Лиепаю ( где следует заметить, их немецкие части едва не встретили в штыки – чего не скрывают даже оффициальные учебники по историям в пока ещё бесплатных школах среднего образования в Латвийской Республике ), куда также дислоцировался и Ланденсвер, состоявший из прибалтийских немцев и частей кайзеровской армии. Однако, единство не спасло империалистических сотрудников – и известный белогвардеец социальный расист, кавказского происхождения и прогерманских взглядов в  геополитике Бермондт-Авалов, поднимавший на щит лозунги обскурантистские лозунги, как  «убить латыша» ( да уж – латышские патриоты из первого буржуазного парламента Латвии действительно знали, с кем на благо Латвии сотрудничать!) вместе со всем остальным ланденсвером, 16 апреля 1919 года свергают в портовом городе Лиепая остатки власти  Улманиса, мотивируя антигерманскими настроениями и ориентацией на Антанту, в связи с чем, всё свергнутое правительство в добровольном порядке ушло страдать морской болезнью на пароход Саратов. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

А тем временем ранее, несколькими месяцами, в Риге, 3 января 1919 года, происходит мощнейшая стачка рабочих, которую видела Рига разве что в 1905 и  в столицу входят части латышских стрелков и РККА вместе с рабочими отрядами, организованным региональными комитетами, в ходе чего была провозглашена Латвийская Социалистическая Советская Республика. Органом общественного управления выступает Конгресс советов рабочих депутатов объединённой Латвии, во главе с выбранным председателем Петром Стучкой. 13-15 числа того же месяца происходит первый съезд Советов объединённой Латвии, над которой Советы вновь заняли контроль. На съезде выступал Я. М. Свердлов. Съезд утвердил правительство Советской Латвии: председатель Петер Стучка, члены правительства: Давид Бейка, Янис Берзиньш-Зиемелис, Юлий Данишевский, Рудольф Эндруп, Отто Карклиньш, Карлис Крастинь, Янис Ленцманис, Карлис Петерсонс, Фрицис Розинь, Янис Шелф-Яунзнм.

 
File:Flag of Latvian SSR 1919.svg

В РСФСР СНК тем временем, подписывает документ

«Российское Советское Правительство вменяет в обязанность всем, соприкасающимся с Латвией военным и гражданским властям Российской Советской Республики, оказывать Советскому Правительству Латвии и его войскам всяческое содействие в борьбе за освобождение Латвии от ига буржуазии.»

В Риге рабочие организовывают крупную стачку 21 числа того же месяца, мотивом которой послужило высказывание протеста кайзеровским воискам. Ещё одна крупная стачка происходит 21 января 1919, В Риге рабочие организовывают крупную стачку 21 числа того же месяца, мотивом которой послужило высказывание протеста кайзеровским воискам. Коллективистские позиции в рабочем классе укреплялись, в Риге – участнице всех трёх русских революций.


16 января латышские стрелки заняли Лиелауце, 22-го Скрунду (но уже 29 января Скрунду заняли войска ландесвера). 30 января был занят Вентспилс (но 24 февраля его заняли войска ландесвера). На 30 января 1919 года практически вся территория Латвии, кроме левобережья Венты, находилась под контролем латышских красных стрелков.

Однако, судить о дальнейшей прогрессивности одназначно трудно. Невзирая на региональную инициативу, по мере же известных скитаний из -лево вправо, поскольку латвийские большевики имели обособленное отношение к крестьянскому вопросу, то лозунг «земли крестьянам» виделся ими сомнительно, невзирая на ранее проводимую Исколатом политику обобществления помещичьих наделов и заместо крестьянских комитетов и Советов, в аграрном вопросе более склонялась в сторону участия координационных центров.

Интересен не в меньшей степени также момент, что языками Советской Латвии были на съезде декретом приняты одновременно и русский, и латышский и латгальский – теперь на секунду представьте себе в нынешней Латвии подобную ситуацию, дабы буржуазные политики перестали в интересах своего кармана мусолить тему этнических коммуникаций хотя бы на секунду!

Вопрос же о роли РСФСР поставить в данном историческом дискурсе ставиться затруднительным –ЛССР просуществовала на карте крайне короткий период времени, и вполне вероятно,  не взирая на акт оказания военной помощи, что революционные рабочие и батраки, которые в силу накаления революционной ситуации, « в тысячу раз левее Керенского и Церителли, и в сотню раз леввее большевиков», разошлись бы с линией РСФСР, как это происходило стихийно в городах и деревнях РСФСР с 1918 по 1923 – от Кронштадта до западной Сибири, ибо крестьянство и рабочие, вместе с участниками Октября – балтийскими матросами не высказывали поддержку продразвёрстке и устранению органов рабочей демократии.

Так или иначе, но история не любит сослагательного наклонения и 22 мая того же года, Ланденсвер вытесняет части РККА из Риги, подавляя рабочие стачки и устраивая вторую волну белого террора в столице. Бывшие побратимы «истинных патротов Латвии» теперь дали знать, что есть европейские толернатные методы бремени белого человека «этим латышам», учиняя беспредел, давашим понять, что Авалов – достойный «брат по ружию» Колчака. Под пули империалистических грабителей, в Риге попадали все те, кого по искам и документам выявляли в каких либо контактах в социал-демократами и рабочими депутатами, вплоть до горничного персонала в образовательных заведениях ( кстати, буржуазная латвийская пропаганда также затушёвывает инициативу построения Латвийского Университета – одного из самых престижных на сегодняшний день в Риге, дадим лишь подсказку, что это вовсе не Сатверсме прислужников на одном стуле и Германии и Антанте, и уж тем более – не Ланденсвер и аваловские белофашисты) .

В столице устанавливается новое правительство марионеточного характера, напрямую подчиняющегося немецкому ген. штабу, под руководством этнического латыша Андриевса Ниедры, поднявшее оружие не только против отступающих частей Армии Советской Латвии, но и вчерашних «союзников», не взирая на плаванье в море, заручившихся поддержкой Северолатвийской бригады близ южных границ Эстонии, находившихся под командованием Йоргиса Земитанса. В дальнейшем, чехарда борьбы буржуазных политиков за место на подпиленном стуле латвийской государственности легла в пользу карты правительства Улманиса, вытеснившего сперва из Цесиса, а потом и Риги части Ланденсвера и Железной Дивизии, после чего, Западной добровольческой армии из оставших белогвардейских частей, Аваловым и Ридидигером фон дер Голцом   предпринялись попытки взять реванш в сентябре 1919 года при поддержке рейхсвера, в то время  как остатки РККА и рабочих формирований тем временем терпели крах – империалистические воиска, обслуживающие интересы, кто – Антанты, кто – рейхсвера, а если быть точным, то помимо Северолатвийской бригады и белофашистов из ЗДА, - польских и литовских интервентских отрядов вместе с эстонскими захватническими воисками Лайдонером, поставили при взятии Двинска ( Даугавпилса) жирный крест на существовании Советской Латвии – дела батраков и рабочих.

Дальнейшая история пойдёт предсказуемым ходом – между РСФСР и восторжествовавшей «независимой» Латвией был подписан мирный договор; латвийское Сатверсме ( Учредительное собрание) в 1920-м году принимает закон «о всеобщих выборах с равным голосом лиц, достигших 21 года», дав рабочим право выбирать своих хозяев каждые четыре года и проводит аграрную реформу, разбивая излишки революционного батрачества на мелкое консервативное середняцкое крестьянство; в 30-тых годах ощущает на себе Великую Депрессию, устроенную своими же реальными хозяевами, после чего, в 1934 году - с конца 1930-го года,  в Латвии начал развиваться социальноэкономический кризис. В течение трех последующих лет сократилась валовая продукция промышленного производства, упал экспорт промышленных товаров, безработных стало больше, чем занятых в промышленности, причем заработная плата рабочих снизилась. Потеряли работу почти 100 тыс. сельскохозяйственных рабочих, обанкротились 20 тыс. крестьянских хозяйств. Резкое падение жизненного уровня всех слоев населения создало обстановку политического кризиса вследствие массового недовольства положением дел. Забастовочная борьба достигла в 1933 г. самого высокого уровня в городах и начала распространяться в сельской местности, чего нынешняя пропаганда скрывает, выставляя в качестве «конструктивной аргументации» лишь «неконкурентноспособность мелких хозяйств». Рьяный борец за «латвийскую демократию», с кем только не сотрудничая ради её достижения, Карлис Улманис с помощью частей полиции устраивает государственный переворот ( латвийские учебники по истории, вместе с гос. пропагандной утверждают, мол это был лишь авторитарный режим – почему-то забывая про концлагеря, как например, в Лиепае, где он когда то братался с откровенными латышефобами, куда было брошено порядка 18 тысяч человек )

- в ходе которого, «пострадали» даже сами участники буржуазного парламента, включая крайне правых. Были закрыты 35 изданий: журналов и газет, прекращена деятельность 29 профсоюзов, закрыты 178 различных обществ и союзов,
была остановлена деятельность 60 городских дум, ликвидированы уездные управы. С мая 1934 года по май 1940 года в тюрьмы и Лиепайский концлагерь было брошено 18 тыс.198 человек. К 1940 году госдолг наполнился до суммы в 350 миллионов лат ( по курсу валюты – соотносим с фунтом стерлинга) и дальнейшую сдьбу можно было лишь предугадать с лёгкой руки.

Но, история снова не любит сосглательных наклонени - в 1940, на территорию Латвии вторглась иная империалистическая сила, заключившая с нацистами пакт, именующая себя «советской», продолжившей курс уничтожения политической воли к существованию городских рабочих и многомилионных крестьян, и устроившая депортацию латышей по национальному признаку, тем самым заявив о приемственности  сталинщины, тюрьмы народов от бермондт-аваловского фашизма. Вслед за этим, вторглась и нацистская оккупация, занявшаяся не менее масштабным истреблением класса трудящихся, в кровавой мясорубке кинув, кого - в лагеря смерти под Саласпилсом, а кого – обрив в Ваффен СС за интересы мирового капитала...

Латышским же патриотам, маршировальщикам 16 марта и обожателям переворота 1934 года и «хозяйственника Улманиса», а также прочим сторонникам представительской «демокартии» над трудящимися делается аннотация – можете сами внимательнее, и вовсе не из учебников, писанных хозяевами, познать ваши «исторические ценности», как ваши «кумиры», спасая, якобы «независимую Латвию» ( а этого – не скрывают даже ваши любимые школьные учебники по истории политике), шли на контакты и с немекими воисками, подчинявшимися рейхсверу, и с Антантой, обложившей латыша, вместе со всеми пролетариями Европы кредитными ставками.


СРС-Латвия.

Бурные события в России отвлекли внимание от Египта. А между тем, там продолжаются перемены, вызванные революцией, перемены, которые способны повлиять не только на будущие этой 83-миллионной страны, промышленного, научного и культурного центра арабского мира, но и на Будущие всего Ближнего Востока и, возможно,  всей планеты.  Только вчера во время столкновений между демонстрантами и военными в Каире погибло 6 человек и до 200 было ранено.

Можно выделить три фактора, влияющих на ситуацию, три политико-социальных измерения, в которых развиваются события. В дальнейшем эти факторы станут взаимодействовать между собою, быть может самым причудливым образом.

Исламисты

В стране идут относительно честные выборы. На них побеждает группировка Братья-мусульмане (БМ), набирающая около 40% голосов. Ходят упорные, и, возможно, не лишенные оснований слухи о том, что движение договорилось с военными, которые управляют страной в настоящий момент, о разделении властных полномочий. Вероятно, БМ, придя к власти, заключат союз как с военными, так и с либеральными светскими партиями, получившими от 10 до 15% голосов.

Провал светских либералов не стал неожиданностью. Массы не доверяют светским организациям и, тем более, либеральным, поскольку правление диктаторов Насера, Садата и Мубарака было относительно светским и (при последних двух) основанном на неолиберальной экономической политике. Приватизации, отказ от ряда социальных программ поддержки неимущих, контроль транснациональных корпораций над промышленностью, высокая безработица, жесткое подавление рабочих протестов,  органично сочетались с выкачиванием огромных средств из трудового населения и мелкого бизнеса, перераспределявшихся затем  государственными ведомствами и банками. Так финансировали армию и агропромышленные проекты, содержали колоссальный бюрократический аппарат и обеспечивали коррупционное обогащение правящей верхушки. 

 Хотя экономика Египта при Мубараке росла на 4-6 % в год, росли и неравенство, и бедность (неизбежные спутники экономического либерализма). Около половины египтян живут на 2 доллара в день; данное обстоятельство в сочетании с ростом цен на продукты, в конечном счете и стало причиной революции (1). К тому же, из-за социального напряжения, угрозы исламистского влияния и забастовок (обо всем этом ниже), туристическая отстрасль - важнейший сектор египетской экономики, парализована, из страны выводятся иностранные капиталы, ВНП упал на 7%,  безработиица достигла чудовищной отметки в 20% (2).  Однако, провалились на выборах и местные социалисты-государственники и националисты.

Другой фундаментальной причиной народного восстания в 2011 г стал культурный и ментальный разрыв между массами и элитой. Как и почти всюду в арабском мире, массы сохраняли в большей или меньшей степени традиционные исламские ценности, тогда как модернизирующие свои страны элиты были преимущественно светскими (включая социал-националиста Насера). Сегодня данный фактор работает на исламистов.

К тому же, исламистские партии используют раздачи продовольствия, как способ завоевать сердца избирателей. Это работает, потому что в стране, где половина населения - нищие,  даже небольшая материальная помощь является огромным подспорьем.

Настоящей неожиданностью стал не успех БМ, а ошеломляющее достижение более радикальной исламистской группировки Нур (свет) - салафитов. Они имеют до 25% голосов!  Любопытно, что БМ жалуются на неспособность конкурировать с салафитами на ниве продовольственных раздач. Получая могучую поддержку из стран Персидского залива, салафиты снабжают (перед выборами) продовольствием население ряда регионов Египта. Это движение требует превращения страны в теократию, с обязательным соблюдением норм шариата под контролем полиции - нечто вроде современного Ирана. БМ на таких радикальных и скорых мерах не настаивают и, скорее всего, станут осуществлять осторожную ползучую исламизацию.

Некоторые наблюдатели считают, что после выборов появится коалиция между БМ и светскими либералами, которые станут править страной с согласия военных и сохранят высокую роль армии в жизни Египта. Салафитов, скорее всего, к власти не допустят - они - главные конкуренты БМ за голоса традиционалистски ориентированного большинства электората. К тому же БМ выгоднее использовать в качестве союзников более слабые группировки. И, наконец, салафиты могут вызвать неодобрение США, от многомиллиардной помощи которых зависим Египет и его элиты, оную помощь "распределяющие".

Так что велика вероятность формирования правящей коалиции, которая не будет осуществлять резких изменений в жизни страны. Но все это - только версии. И в любом случае, определенной исламизации общества избежать теперь невозможно.

Любопытно, что ни БМ, ни салафиты не предлагают никаких радикальных перемен в экономике. Вся их программа - чистый популизм и демогогия. Их стратегия основана на подкупе избирателей и обращении к популярной в обществе идее - сделать ислам ключевым фактором общественной жизни.

Предположим, придя к власти БМ или Нур наденут на всех женщин хиджаб, начнут побивать камнями за уголовные преступления, предположим даже, что такая политика понравится большинству египтян (далеко не факт, ибо, одно дело - общие расуждения, другое - практика, когда ты сам становишься жертвой подобного обращения, к тому же в Египте есть политически активное светское меньшинство и 8 миллионов христиан-коптов). Но что дальше?  Это  поможет ликвидировать нищету и неравенство? Решит проблемы с работой и образованием? Привлечет в страну иностранных туристов? Каким образом? 

Все это чушь. Они могут сколько угодно повторять "ислам - вот решение", но такой подход ничего не решает. Даже, если они, следуя заветам основателя БМ Хассана аль-Банны, перейдут к государственному контролю над производством некоторых товаров первой необходимости и к контролю над ценами на эти товары, они не будут менять систему в целом. А система в целом основана на растущем влиянии международного бизнеса и дешевом труде рабочих. Без дешевого труда и сверх-экспулатации рабочего класса не будет инвестиций. Развивать экономику строго собственными национальными силами исламисты не планируют, по крайней мере ни о чем подобном они не заявляли. Так как хиджабы и камни решат социальные проблемы?

К тому же, египетское общество проходит через урбанизацию (в городах живет уже 70% населения), через промышленную и научную модернизацию. Все большее число людей получает хорошее образование, 23 миллиона пользователей подключены к интернету. Рано или поздно Египет взвоет от нового средневековья точно так же, как уже взвыл Иран.  

Наконец, Иран обладает "нефтяной подушкой безопасности"; страна получает огромные выгоды от роста цен на нефть  - важнейшего экспортного продукта, и, соответственно, средства социальной политики. У Египта таких возможностей нет.

Существует точка зрения (автор слышал ее от иорданских анархистов), что арабский мир должен переболеть исламским фундаментализмом, чтобы приобрести к нему иммунитет - устойчивое отвращение (возможно, в Иране так уже случилось). Такая позиция представляется опасной - болезнь может перейти в затяжную фазу или прикончить пациента. Но если исламисты начнут всерьез проводить свою политику исламизации, утвердившись у власти, они несомненно, в конце концов, дискредитируют и себя, и свои идеи. 

Беспорно, египетская революция, осуществлявшаяся на Тахрире стихийно собравшимися и (частично) координировавшими свою деятельность через интернет миллионными толпами - не была ни делом рук исламистов, ни исключительно результатом противостояния между светской элитой и традиционно-религиозными массами низового населения. Ее мотивы были более фундаментальными, спонтанными, социально-экономическими, анти-полицейскими и анти-репрессивными, кроме того, в столкновениях на Тахрире были густо представлены светские элементы и христиане-копты. Подобно тому, как русскую или французскую революции нельзя свести к влиянию той или иной партии, нельзя свести революцию египетскую к роли исламских партий. Ни БМ, ни Нур не в состоянии решить ключевые социальные и экономические проблемы, а египтяне не готовы мириться с неравенством и нищетой. Победа исламистов станет причиной их будущего краха, началом конца.

Рабочий класс

Второй важнейший фактор современной жизни Египта - растущее значение интересов труда, качественный рост самосознания рабочего класса (под рабочим классом здесь и далее понимаются все неруководящие наемные работники - рабочие, инженеры, специалисты, учителя, врачи, медсестры и т.п.).

Общая политическая активность египтян привела и к росту активности на рабочем месте. Люди, возмущенные диктатурой Мубарака, точно так же возмущались диктатурой менеджеров на фабрике, нищенской зарплатой и увольнениями. К тому же, ослабла вертикаль власти, смягчились (хотя и не исчезли вовсе) полицейские репрессии: все-таки силой подавлять протесты так, как это делалось при Мубараке, когда рабочих активистов немедленно арестовывали за организацию забастовок, стало сложнее.

После ухода диктатора, полмиллиона заводских рабочих, транспортных служащих, медсестер, врачей и др. образовали различные профсоюзные движения и федерации. Пошли забастовки. Вот далеко не полный обзор этого огромного движения осени 2011 г.:

18 сентября в Египте началась всеобщая забастовка учителей, которые требуют установления минимума зарплаты в 1200 египетских фунтов. В забастовке принимает участие 70% учителей страны.  62 тысячи транспортных рабочих Большого Каира бастуют. Они требуют увеличения жалованья до 1200 фунтов (сейчас большинство из них получает 250 фунтов).  Забастовка врачей. Они требуют увеличения государственных расходов на здравоохранение на 15% и "реструктуризации зарплат". 1200 рабочих фабрик Ideal начали забастовку после того, как владелец Саад Саллам, продал их шведскому концерну. Саллам, по условиям продажи, должен был заплатить каждому работнику бонус в размере 4 тысяч фунтов, но он этих денег не заплатил. Тысячи работников сахарных заводов в Верхнем Египте бастуют, требуя повышения зарплат и "удаления менеджмента назначенного Мубараком". Забастовки работников управления гражданской авиации и почты были предотвращены в последний момент, когда военная хунта пообещала повысить зарплаты. В городе Махалла более 20.000 рабочих Misr Company for Spinning and Weaving (прядильно-ткацкая компания) пригрозили начать бессрочную забастовку. Рабочие на этой крупной текстильной фабрике (крупнейшей на Ближнем Востоке) требовали увеличения премиальных и надбавок на питание. Они также потребовали увеличения инвестиций в текстильные предприятия государственного сектора, чтобы спасти индустрию от разрушения.

Рабочая активность в Египте выражается преимущественно в реформистских, профсоюзных формах, в требованиях экономического характера, а не в движении рабочих советов, подобных венгерским или польским, которые требовали самоуправления и рассуждали о передаче общественной жизни под контроль ассоциации трудовых коллективов (3).

Тем не менее, высокая активность египтян на рабочем месте и структурные экономические проблемы могут привести к радикальным решениям.

"Все рабочие Египта, от Асуана до Александрии подвергаются эксплуатации и недополучают. Временное правительство и ВСВС должны установить хотя бы минимальную ставку оплаты труда, для работников всех секторов экономики, в соответствии с растущей стоимостью жизни», сказал Мухамед аль-Аттар, трудовой активист из Misr Company for Spinning and Weaving...Временные власти угрожают рабочим и простому народу вообще, прямо как это делал Мубарак. Если правительство не сменит свой курс, может разразиться ещё одна народная революция". (См 2.)

...27-миллионный рабочий класс Египта пришел в движение благодаря революции. И это движение представляет собой не менее значимый фактор, чем успехи исламистов. Борьба на фабрике и угрюмая нищета рано или поздно положат конец влиянию БМ и салафитов на трудящихся. В этой связи стоит упомянуть и опасения части рабочих, связанные с сохранением влияния военных и с угрозой возвращения диктатуры.

Тахрир-2

Третья сила, действующая в Египте в настоящее время - бунтовщики на площади Тахрир в Каире (а так же в Александрии, Суэце и других городах страны). Они выступают против присутствия военных у власти и против полиции. Влияние и масштабы этой силы, ее социальный и классовый состав, политические симпатии и пр. достаточно сложно оценить. Тем не менее, она ощутимо присутствует в жизни страны. Условно назовем ее "Тахрир-2".

Можно сказать, что Тахрир-2 собрал тех, кто поддерживает идею продолжения революции 2011 г. путем прямого давления на власть в ходе непрерывных митингов и акций прямого действия. Как заметил один из участников выступлений, революционый социалист, в интервью каналу Аль-Джазира: "настоящая демократия у нас, на Тахрире, когда решения идут непосредственно от улицы".

Участники событий не хотят больше полицейского насилия на улицах, атакуют штаб-квартиры полиции коктейлями Молотова, подобно греческим анархистам. Нужно заметить, что полиция по-прежнему ведет себя жестко и, со своей стороны, атакует протестующих в разных частях страны.

Однако, кроме стихийного смутно осознаваемого движения в сторону прямой демократии, никаких ясных идей у Тахрира-2 нет. Его участники требуют отставки правительства и военного руководства Египта, но ясной альтернативы не предлагают. Нет развернутой концепции прямой демократии, нет отрицания демократии представительной, нет отрицания системы частной собственности и наемного труда, без которых прямое народовластие невозможно (ибо массы могут править лишь в условиях равенства, когда нет начальников и собственников, осуществляющих подкуп и контроль).

Среди бойцов Тахрира-2 - те, кто почувствовал вкус к уличной власти во время предыдущей волны выступлений,  молодежь из рабочих кварталов и зон нищеты, которой нечего терять, небольшие светские партии и групировки, которым ничего не светит на выборах, но которые активно участвовали в Тахрире-1, наконец, футбольные фанаты, ищущие столкновений с полицией и армией.

Новое протестное движение собирало только в Каире до 100 тысяч человек и нельзя недооценивать его силу. Но, в отличие от Тахрира-1, оно не пользуются безусловной поддержкой большинства египтян. Многие говорят, что они не для того свергали диктатуру Мубарака, чтобы попасть под диктат Тахрира.

Теоретически, соединение этого протеста с рабочим движением могло бы изменить ситуацию и развить революцию дальше влево. Сложно сказать, насколько реально подобное развитие событий.  

Декабрь 2011

Источник: http://shraibman.livejournal.com/746318.html

Уже около двух недель все мировое сообщество обсуждает тему исламистских выступлений и погромов, происходящих в так называемых «мусульманских» странах (хотя и не только в них). В общем-то «обсуждением» это назвать сложно, а скорее мировая информационная истерика. Комментарии просто поражают своей прямолинейностью и отсутствием каких-либо логических рассуждений.

Основная «логика» сводится к тому, что раз погромы произошли после «арабской весны», то и виновата в этом «арабская весна». Вообще, я заметил, что современная буржуазная идеология очень любит делать из того, что одно событие следует за другим вывод, что первое событие напрямую вызвало второе. Скажем, если я поем в кафе, выйду и меня собьет машина, то можно подавать на владельца кафе в суд за соучастие в убийстве. Примерно такая «логика» и характерна для современных буржуазных идеологий. По любому поводу. Тупо. Примитивно. Однобоко. Зато не надо глубже копаться в сути явлений, а то ведь можно докопаться до чего-то крамольного. И можно навязать устающим и не имеющим время самостоятельно искать информацию людям.

Я же все-таки попробую на основе имеющейся довольно ограниченной информации копнуть чуть поглубже. Возможно я и не докопаюсь до самых корней, но хотя бы попробую приблизиться. Копать совсем глубоко, уж извините, времени нет. В любом случае, вставлю свое скромное черно-красное словцо в эту дискуссию.

Первое, что бросается в глаза — это то, что такую ненависть вызвал обыкновенный фильм. Не голливудский даже, а средней паршивости. Уверен, что в интернетах ходит множество фильмов, картинок, комиксов, статей, книг, и прочего материала, которые легко могут быть восприняты фанатиками (в том числе и мусульманскими) как «оскорбляющие религиозные чувства». Да и почему только фанатиками? Обычным буржуазным государством, насаждающим клерикальную идеологию, таким как Россия (вспомним Пусси Райот или выставку «Осторожно религия»). Но все эти фильмы, комиксы, книги, которые ходят в интернете, погромов почему-то не вызывают. А вот карикатуры несколько лет назад вызвали, теперь вот фильм вызвал. Очень уж напоминает провокацию — кто-то целенаправленно обратил внимание толпы исламистов на фильм.

Впрочем, без подробной информации из тех стран, где все началось, найти того, кто устроил провокацию сложно. Можно лишь предположить, кому это может быть выгодно. Может, это те круги в среде американской буржуазии или их коллеги в Израиле, которые ищут повода для новго военного конфликта. Или это представители буржуазии антиамериканской, которые хотят испортить США отношения на ближнем востоке и втянуть их в новый невыгодный конфликт. Однозначно эти выступления выгодны местным правящим классам, которые могут их использовать или как повод для возвращения к диктатуре или как оружие против других недовольных. Вариантов много, информации мало, так что однозначного ответа я дать не смогу.

Больше меня волнует то, как связаны эти события с прошлогодними революциями. И здесь многие буржуазные идеологи пытаются представить погромы как продолжение последних. Хотя достаточно взглянуть чуть-чуть подробнее, чтобы увидеть что это не так. Участники «весны» выдвигали вполне себе светские требования (общедемократические и реже социальные), сейчас требования исключительно религиозные. Во время «весны» совместно боролись представители разных религиозных конфессий и национальностей, не было известий о том, чтобы люди на площадях негативно относились к анархистам и социалистам, которые как известно обычно атеисты, а сейчас видна религиозная истерика. Участники революции самоорганизовывались, распределяли еду, сейчас ничего подобного не видно. Наконец, судя по всему количество участников событий на порядки меньше. В «весне» участвовали сотни тысяч и миллионы, сейчас читаю новости о сотнях и тысячах погромщиках. Какая же тут преемственность? Другие буржуазные идеологи говорят, что дескать арабам нужна сильная рука, и пока были диктаторы, то они сдерживали исламистов, а сейчас те «распустились». Только это рассуждение наталкивается на тот факт, что погромы происходят и в тех странах, где диктаторов не свергли, или где вообще не было «арабской весны». Ну и наконец, просто демагогия о «диких арабах», хотя сравнив число протестующих исламистов с числом жителей региона, можно заметить, какую малую долю они составляют. На этой логике и всех русских после Манежки можно было записывать в националисты, а в Норвегии так вообще каждый второй — Брейвик.

Не хочется быть банальным, но к текущему моменту подходит одна азбучная истина: после поражения революции неизбежно поднимает голову реакция. Во время «арабской весны» произошла простая смена власти, а не смена социального устройства. А в современннеом капитализме смена правительства — это просто смена менеджеров у руля угнетающей машины. Буржуазно-демократические революции не изменили социальную основу общества, и, по причине упадочности современного капитализма, не привели даже к частичному улучшение положения трудящихся. А значит, народ в них проиграл. Именно поэтому я говорю о поражении революции - подлинно народная составляющая «арабской весны», закончилась поражением. Новые правительства теперь столкнулись с теми же самыми социальными проблемами, какие были при старых диктаторах, и вынуждены теперь отвлекать народ проблемами ложными, чтобы подольше продержаться у власти. И для этой цели — расколоть трудящихся, отлично подходит религиозная напряженность.

Тахрир опустел и начались реакционные исламистские погромы. Так же, как например, после революции 1905 года были погромы черносотенные. Исламисты, как и черносотенцы, сто лет назад, вскормлены местным правящим классом. Это реакционные марионетки, которые служат местной буржуазии. Отсюда и «неспособность» (на деле просто нежелание) местных правительств остановить погромы. Ведь если сейчас погромы направлены против американских посольств, то в будущем они могут быть направлены и против протестующих рабочих и левых, точно так же как в свое время против рабочих использовали черносотенцев.

Кстати, выступления происходят и в странах Европы, например во Франции, Греции, Англии, в которых тоже были серьезные социальные протесты. Не удивлюсь, если в этих странах будет раздута истерика по поводу «исламской угрозы» и начнутся погромы националистические. Под такой шумок правительства этих стран с радостью протащат новые неолиберальные реформы.

Но не будем пессимистичны. В это же время происходят например массовые забастовки в ЮАР, а в день публикации я узнал про штурм парламента в Испании под социальными лозунгами, и можно ждать новых всплесков социальной борьбы и в других странах. Капитализм в состоянии перманентного кризиса приводит ко все более глубокому расколу мирового общества на два лагеря — революционный и реакционный. Либеральные призывы «ребята давайте жить дружно» в таких условиях играют только на руку реакции. Капитализм неизбежно погибнет. Все зависит от того, что или кто его похоронит. Либо войны, экологические и техногенные катастрофы, озверелые клерикалы и шовинисты отбросят человечество на сотни лет назад (или вообще в небытие). Либо власть возьмут вооруженные трудящиеся и пробуждение народов от опийно-релилигиозного дурмана придет на штыках мировой пролетарской революции. Социализм или варварство. Третьего не дано.

"Красная Армия Правды"

В  июле 1920-го началось восстание начдива Сапожкова, которое стало одним из первых антибольшевистских восстаний крупного соединения Красной Армии. К тому же руководитель восстания Александр Васильевич Сапожков был «испытанным» большевиком, имел орден Боевого Красного Знамени. Он происходил из крестьян Новоузенского уезда. В  годы Первой мировой  войны  окончил школу прапорщиков, прошел путь от солдата до подпоручика царской армии, стал георгиевским кавалером.  В  1917 году примкнул к левым эсерам. Сапожков принял активное участие  в  большевистской революции  в  Саратовской  губернии.  В  1918-м вступил  в партию большевиков и стал председателем Новоузенского уездного Совета. Сапожков возглавлял красный партизанский отряд и пользовался большой популярностью среди бойцов этого отряда. Тогда Сапожков активно отстаивал идеалы ленинской революции и участвовал  в  подавлении нескольких крестьянских восстаний.  В  июне 1920-го  года командование Заволжского военного округа приняло решение отстранить своенравного комдива Сапожкова от его «полупартизанской вольницы» под предлогом отправки на учебу  в  Москву. Командование рассматривало Сапожкова как «человека с больными нервами, который увлекается вином», и предлагало ему «отдохнуть».

Приказ о снятии Сапожкова с должности вызвал  в  дивизии недовольство командного и рядового состава. 1 июля 1920-го Сапожков не подчинился приказу о своем отстранении. Он  тайно выехал из Бузулука, в штаб дивизии,  убедил комсостав немедленно начать антибольшевистское восстание и арестовать «ненадежных» командиров и политработников. Поначалу организаторы «мятежа» думали только показать власти свой «вооруженный протест, но крови не проливать». По частям дивизии прокатился клич «Долой спецов!». Утром 14 июля части Сапожкова подняли восстание, провозгласив формирование «Первой Красной Армии Правды». В  эту армию сразу же было зачислено до 4 тысяч бойцов. Но в  своих воззваниях Сапожков лживо утверждал, что за ним идут 100 тысяч восставших.

После захвата Бузулука Александр Васильевич еще думал поговорить с командующим Заволжским округом об условиях перемирия и о требованиях восставших. Но командующий округом вовремя не подошел к телефонному аппарату, а Сапожков – запил. Через некоторое время лидер восстания решил, что время говорить уже прошло. Пролилась первая кровь. Сапожков выступил на общем митинге с программным лозунгом «Долой диктатуру коммунистической партии!».

Пропаганда Сапожкова велась «за революцию и Красную Армию, но без тирании коммунистов», за «Правду» против неправды вождей Ленина и Троцкого, против продразверстки. «Долой комиссаров, долой старых спецов, да здравствует свободная торговля!».

Руководство Красной Армии привело  в  шок сообщение о начале восстания. В Москве хорошо понимали, что восстание могло привести к цепной реакции перманентных мятежей в  частях Красной Армии. Троцкий угрожал: «Виновники сверху донизу должны быть беспощадно покараны», — и приказал расстреливать всякого повстанца, взятого с оружием  в  руках.

Для распространения восстания на другие территории Сапожков отдал приказ о формировании  в  Пугачевском уезде 2-й стрелковой дивизии. Поручил это комбригу чапаевской дивизии Плясункову, но тот, как известно, не примкнул к восставшим. Ближайшей целью Сапожкова было захватить  города  Пугачев, Уральск, Новоузенск.

Но уже 17 июля 1920-го года Сапожков был выбит из Бузулука, после чего «Армия Правды» разбилась на две повстанческие бригады. 1-я бригада наступала на Оренбург — Уральск под руководством Серова, 2-я бригада под началом самого Сапожкова вела наступление – на Бугуруслан – Новоузенск. Однако под Новоузенском «сапожковцы» были разбиты…

3 августа «Армия Правды» потерпела сокрушительное поражение от частей РККА, потеряв до 400 бойцов погибшими и пленными. Но через три дня Сапожков все же отважился на штурм Новоузенска и снова был разгромлен, после чего ушел  в Уральские степи. 12 августа Сапожкова постигло новое поражение. После ряда тяжелых поражений, от «армии» Сапожкова осталось всего около 150 человек, 8 пулеметов и одно орудие. Вскоре Сапожков был убит. Его частью рассеянные подразделения впоследствии стали образовывать банды.

          


17 августа в 2 часа дня по латвийскому времени возле здания российского посольства в Риге прошёл санкционированный мирный пикет в защиту скандально известной ПР. На собравшуюся хипстерскую-аполитичную-травоядную публику слетелись активисты СРС и ЛГА, разбавляя унылый колорит бурными дискуссиями и нигилистическими антиклерикальными лозунгами. Лозунги в силу своей радикальности и тухлости контингента не получили существенной поддержки масс, но при том привлекли внимание журналистов.

Мирным плакатам правозащитнического характера, на мероприятии составлял контраст пришедшей ПГМ-нутой персоны преклонного возраста, собиравшей все силы и дувшей в свисток, якобы – в ответ на выкрики пикетчиков.

Так же, ближе к середине мероприятия, на соседнюю часть улицы, у самих стен российского посольства, явился ещё один “противник” со свистком и фотоаппаратом, в объектив которого попадали митингующие, что наталкивало на подозрения в осознанной провокации данного лица, причастную к деятельности Полиции Безопасности.

Дав интервью на телеканалы, участники либертарно-коммунистических политических организаций продолжили разъяснять собравшимся массам суть своего действия, периодически устраивая полемику с менее радикально ориентированными в обзоре политической видимости окружения (в число которых входили также и противники мероприятия и прочие религиозные мракобесы-консерваторы) и к концу мероприятия, невзирая на расходящиеся составы участников пикета, продолжили диалог с не разделяющими точку зрения СРС и ЛГА под данному вопросу, оппонентами. За всё время мероприятия сцен задержания пикетчиков со стороны полиции не произошло.

СРС Латвия.

Profile

СРС, Рига, классовая борьба, ультралевые, солидарность
lat_revsoc
lat_revsoc

Latest Month

January 2013
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner